Нулевая Летопись


Пролог

Введение

О личности Летописца

Общие положения

Точка Излома

Глуповские Рода

Прочее

Непреклонск (Масковия)

Новейшее Время

Окончание




Карта Страны

Карта Глупова

Карта Острова

Карта Непреклонска

Мой дом

Собор

Разное



Нулевая Летопись

ПРОЛОГ
Однажды, когда я ещё работал грузчиком в одном подпольном банке (в смысле банка стройматериалов в подвальном складском помещении) - я рылся во вверенном мне имуществе в поисках чего-нибудь не очень не нужного для себя. В крайнем случае – не очень обременительного. А так как грузчиком я был опытным, то нарыл все искомое довольно быстро. И тогда я принялся искать упаковочную бумагу, ну что бы придать всему нарытому вид неказистых, не бросающихся в глаза свёртков. И вот тут-то меня и поджидало очередное жизненное разочарование – бумаги … не было! То ли я всю ее уже израсходовал, то ли … не я. Ведь был же ещё и второй грузчик! И вахтёр! И водитель начальника! Да и сам начальник! И вся эта орда промышляла на моем ма-аленьком, бе-едненьком, несча–астненьком складике!… Ужас. Ти-хий… у-жас…. В общем, бумагу я не нашел и присев на какой-то хлам принялся горевать по этому поводу. Горевал – горевал, горевал – горевал, а потом вдруг взял да и обратил внимание на валявшуюся у меня под ногами книжку. Она была старая, засаленная, растрепанная, да еще и без обложки. И вот, от постигшего меня горя, а заодно и от нечего делать, я ее поднял и начал листать на предмет посмотрения картинок. Картинок в ней тоже, разумеется, не оказалось. В общем, день, что называется, явно был не мой и поэтому я решился ее почитать. И, как ни странно - мне это удалось! Да ещё и как! Ведь в последствии это пробное почитание по-о-олностью изменило всю мою жизнь и наполнило её та-ки-ми невероятными приключениями, знакомствами, и… смыслом, что пр-росто – ОЙ!!! С ТРЕМЯ! ВОСКЛИЦАТЕЛЬНЫМИ! ЗНАКАМИ! Но – обо всем по порядку.
Книжка называлась «История одного города», а написана она была неким Салтыковым-Щедриным около полутора веков назад. Я всем настоятельно рекомендую найти где-нибудь эту книжку и прочитать, сам-то я сейчас конечно попытаюсь быстренько передать ее суть, ведь помимо самой истории этого «одного города» эта книжка еще является и предысторией моего летописного повествования, но все-таки в авторском варианте она выглядит намного увлекательней, замечательней и интересней. А теперь – краткое изложение книги «История одного города», которая по сути и есть Первая Глуповская Летопись, вдохновившись, оперевшись и продолжив которую я и создал свою Нулевую – - когда-то очень давно, где-то поблизости от нас настоящих жили-были хоть и древние, но тоже о-очень дикие люди, и я бы даже сказал – племена. И вот жили они были, диковали-племеновали, наконец, устали от всей этой отсталой не цивилизованности и… объединились в народ. И, что удивительно – в один и тот же! То есть – не промахнулись. А для них, как это будет видно в дальнейшем, это было о-очень странным, и я бы даже сказал – настораживающим фактом. Что в последствии с лихвой и подтвердилось.
И вот значит, объединились они в один и тот же народ, выбрали себе единую национальность – «глуповцы», в единую же Власть выбрали себе «тираническую деспотию», а в опять таки единую национальную религию – «долбобеизм».
Вы совершенно напрасно хихикаете и розовеете – «долбобеизм» это совсем не то, что вы подумали! То есть это не матюг слегка похожий на истину, которая у нас всегда где-то рядом, а наоборот – это и есть та самая Истина, которая лишь случайно, лишь по созвучию, оказалась стоящей рядом с этим все объясняющим матюгом! Ведь «долбобеизм» (не «монотеизм», и не «политеизм», а именно «дол-бо-бе-изм») – это когда верят в … дулебов! Только немножко по-своему. В смысле местного, всё искажающего акцента.[1][1] Видимо. А дулебы это видимо те, кого когда-то примучили обры. А обры это видимо те кто в сокращении произошел от собров. Ну а кто такие собры, я, слава богу, не знаю, потому что меня тогда еще не было!) И эта религия была самой честной и самой правильной. Во всяком случае, для глуповцев. Ведь в отличии от всех других религий, в «долбобеизме» не нужно было никому ничего доказывать, рассказывать и даже просто врать, о том что мол кто-то где-то когда-то якобы вроде бы и так далее. С верой в дулебов все было гораздо проще. Священник просто спрашивал глуповца:– Веруешь ли ты в дулебов чадо? - А глуповец также просто отвечал: – И корнем, и духом, и всем что между! – Всё. Вот и вся религия. А не верить в нее было нельзя не потому что каралось или воспрещалось, а потому что дулебы … действительно существовали! Правда, никто из глуповцев никогда их не видел, но зато о-щу-щал постоянно! И даже не столько самих дулебов сколько «деяния рук их». Ну кто, например, кроме дулебов мог построить та-ки-е дороги, которые ради собственной безопасности приходилось объезжать глухими топкими перелесками?!… А кто кроме дулебов мог построить посреди города никому не нужный, и всех отравляющий своим дымом завод и только лишь для того, что бы придать городу технически прогрессивный вид?!… А кто кроме дулебов мог веками изнывать под тяжким игом ими же самими выбранной тирании, но также веками кормить ее, да еще и защищать от агрессоров?!… А кто кроме дулебов мог сначала бороться с тараканами при помощи пожара, затем с пожаром при помощи наводнения, а потом еще и упрашивать тараканов помочь им заново отстроить город «…в котором им вместе т-а-к хорошо когда-то жилось…»?!… А кто кроме дулебов мог основать на болотах кукурузно-хлопководческий колхоз, осушить все болота, а потом, узнав что «…в наших климатах всё энто не растёть…» начать стахановскими темпами заболачивать местность «взад», но – вовсе не для того чтобы возродить былые богатейшие плантации клюквы, которую здесь, кстати, все просто обожали, а для того чтобы начать выращивать … р-и-с, который здесь ни-кто не ел, но выращивать который считалось более агрономически-продвинутым?!… В общем, не верить в дулебов здесь было попросту не возможно, так как «…деяния рук их …» были здесь повсюду. И во всём. И всегда…).
И вот значит, выбрали себе глуповцы все эти национальные атрибуты (в смысле религии, власти и самоназвания) и, ощутив вдруг себе о-очень не диким племенем, взяли да и построили себе … город! Настоящий! Всамделишный! Правда… тоже на болоте, но - на Большом! И назвали они его - Глупов. И выбрали они его в столицу всей своей глуповской Страны. И стали в нем жить-поживать, вернее глупить-глуповать, и «…бысть так и по сей нынчий день…» – как пишет один мой знакомый летописец.
Вот примерно об этом и рассказывалось в «Истории одного города», но только подробнее, интереснее и без «долбобеизмов» (не в смысле содержания, а в смысле самого этого термина, который просто тогда, во времена Салтыкова-Щедрина, еще просто не родился).
И эта книга настолько меня потрясла и захватила, что, во-первых - я даже забыл уйти этим вечером с работы, во-вторых - уже утром, едва оторвавшись от книги, я тут же уволился с этого, в общем-то, доходного и перспективного места, а в третьих и четвертых - прямо со склада я побежал не домой, а в городскую библиотеку и на вокзал, ну что бы найти какую-нибудь дополнительную информацию о Глупове и купить билет. Разумеется - до него же.
И вот тут я получил от жизни пррямо таки Двойной Удар, выбивший меня «из колеи» на несколько дли-инных, утомляющих своей пустотой лет. Ведь в библиотеке мне сказали, что никакой дополнительной информации по Глупову у них нет (а заодно и посмотрели на меня как на идиота), а на вокзале сказали то же самое, но только насчет билета (и посмотрели уже как на дебила)! То есть, оказывается, города Глупова… не су-ще-ство-ва-ло!! А значит и поезда туда - не хо-ди-ли!!… Мне трудно описать ту … бездонную… бездну… тоски… и… отчаяния, в которой я вдруг очутился. Ведь я же одновременно лишился и та-кой Ра-бо-ты, и та-кой Меч-ты… как-то так не-ча-ян-но родившейся, и так же не-ча-ян-но умершей – мечты побывать в городе Глупове….
Дальнейшее описывать еще тяжелее - пил… болел… грустил… и снова. Нуждался в деньгах… и со-чув-стви-и. Грезил наяву… и бредил во сне. Бродил по самой обочине жизни… и спал на её же обочине. Вобщем - ужас…. Ти-хий… у-жас.… НО ВДРУГ!!
ОДНАЖДЫ!!
МЕНЯ!!
О-СЕ-НИ-ЛО!!
То есть как-то осенью, когда я сидел и грустил в одной заброшенной теплотрассе, ко мне вразвалочку подошла здо-ро-ву-ща-я крыса, отобрала у меня последнюю сухую макаронину, нннагло схрумкала ее прямо у меня на глазах (на которых стояли во-о-от та-ки-е слезы!!), сыто икнула, и не спеша, ушла в какую-то нору!… И вот тут меня и осенило – НОРА!! ТО ЕСТЬ – ПОДЗЕМНЫЙ ХОД!! Именно поэтому о Глупове никто ничего не знает – В НЕГО МОЖНО ПОПАСТЬ ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ ПОДЗЕМНЫЙ ХОД!! И н-и-к-а-к и-н-а-ч-е!! Но только … где же он, этот ход?
И тут… из той же норы … выбрела та же крыса… но уже - с куском сыра в зубах!?… Залезла на трубу, на которой сидел я… села рядышком… разломила сыр надвое… одну половину сунула в мои ошалевшие руки… другую принялась грызть сама… угрюмо уставившись в пространство!?… И тут меня осенило вторично – эта крысиная нора… И ЕСТЬ ПОДЗЕМНЫЙ ХОД В ГОРОД ГЛУПОВ!! А ЭТА ГРУСТНАЯ, УГРЮМАЯ ЖИВОТИНА – НИ ЧТО ИНОЕ, КАК СА-МА-Я НАСТОЯЩАЯ ГЛУПОВСКАЯ КРЫСА!! ВЕДЬ НИКАКОЙ ДРУГОЙ ЗВЕРЬ НА СВЕТЕ, КРОМЕ ТИПИЧНО ГЛУПОВСКОГО, НИ-КОГ-ДА БЫ ТАК … ГЛУ-ПО НЕ ПОСТУПИЛ!! ДА И НЕ ВЫГЛЯДЕЛ БЫ!! В СМЫСЛЕ НАДЕТОЙ КАМУФЛЯЖНОЙ КУРТКИ!!… И НИ-КА-КОЙ ДРУГОЙ ПОДЗЕМНЫЙ ХОД НИ-КОГ-ДА БЫ НЕ НАЧИНАЛСЯ ТАКОЙ… ГЛУ-ПОЙ НОРОЙ, ДА ЕЩЕ И В ТАКОМ ГЛУ-ПОМ МЕСТЕ!!… И Я… ОКАЗАЛСЯ… ПРАВ.
В последствии я, для удобства, перенес этот Ход в свою комнату, и он начинался прямо за моим креслом. А с этой крысой, тоже впоследствии, я даже подружился. Звали её, то есть его - Фрол (это был самец), и он даже бывал у меня в гостях, особенно тогда когда я «мотал» свои пожизненные сроки на Глуповской каторге. Мы пили с ним терпкое красное вино, которое он где-то тырил, закусывали его точно таким же (по происхождению) сыром, и играли в карты. Но – не будем торопить события.
Итак – Подземный Ход, то есть –
Введение


[1][1] - в глуповском языке слова «дулеб» и «долбоб» звучали примерно одинаково.